Среда, 15.08.2018, 10:54
Приветствую Вас Гость | RSS

Моя жизнь.Сайт Ежовой Анны

Женщины и война

Главная » Файлы » У войны не женское лицо

Статья Женщины на войне
10.11.2010, 12:29
Маршал Г. К. Жуков писал, что история Великой Отечественной войны абсолютно неправдивая. Он отмечал, что это не история, которая была, а история, которая написана. "Она отвечает духу современности. Кого надо прославить, о ком надо умолчать…" Не согласиться с ним нельзя, хотя сам маршал сделал немало, чтобы эту историю запутать. Но, слава Богу, есть люди, которые все - таки уже внесли ясность во многие вопросы.

В частности, к таким относится В. В. Бешанов, который в монографии "Год 1942 "учебный" рассказал о подлинных событиях страшного 1942 года. Анализ и сопоставление мемуаров военачальников, новое прочтение ранее известных и неизвестных документов дало ему возможность сделать определённые выводы, которые не укладываются в рамки официальной историографии Второй мировой войны. И они, естественно, в корне противоречат утверждениям представителей так называемой "школы Гареева", которая функционирует в рамках Академии военных наук, членами которой и являются в основном бывшие военачальники в отставке. О некоторых фактах, о которых нам поведал Бекшанов, и пойдет речь.

ЖЕНЩИН ПРИЗЫВАЮТ В АРМИЮ.

1 сентября 1939 года в СССР был принят "Закон о всеобщей воинской обязанности" С этого момента воинская служба стала почетной обязанностью каждого гражданина, независимо от пола. До этого момента подобного прецедента в истории цивилизованных стран не было. "От имени всех советских женщин, - сообщает Бекшанов, - на исторической IV сессии Верховного Совета любимую Коммунистическую партию и Советское правительство благодарила депутат Е. М. Кожушина: "Все мы, молодые патриотки, готовы выступить на защиту нашей прекрасной Родины. Мы, женщины, гордимся, что нам дано право защищать её наравне с мужчинами". И это была отнюдь не голая декларация. Очень скоро война позволила это право реализовать на деле.

И далее он сообщает, что при прорыве к Сталинграду немалое изумление у немцев вызвало то обстоятельство, что орудийные расчёты развёрнутых на прямую наводку зениток состояли из юных девушек. А их в Сталинградском корпусе ПВО было 8 000 человек. И дрались они отчаянно. Для немцев это было абсолютно непонятно и дико, "поскольку вермахт два с половиной года участвовал в мировой войне без помощи женщин, если не считать передвижных публичных домов. Лишь в январе 1942 года, в связи с острой нехваткой людских ресурсов, в немецкой армии была создана организация "штабных помощниц" для того, чтобы освободить солдат - мужчин в штабах в Германии и на оккупированных территориях. И это все, что можно сказать об участии немецких женщин в войне. Ни одна из них не служила в действующей армии.

Никто не видел фотографий, запечатлевших немецкую санитарку, выволакивающую на себе раненого из - под огня, тем паче, какую - нибудь Гретхен, отражающую натиск большевистских орд, припав девичьей грудью к пулемету. Гитлер не додумался даже до такой простой мысли, как использование труда матерей и жён своих солдат на военных предприятиях, в то время как в СССР десятки тысяч "тружениц тыла" варили сталь, стояли у токарных станков или собирали танки", - сообщается в цитируемой книге. Упуская все детали, отметим, что до этого не додумались ни англичане и не американцы, хотя последние сделали попытку подготовки летчиц, но затем от неё отказались.

В СССР же по решению Государственного комитета обороны, Центрального комитета ВЛКСМ было проведено несколько массовых мобилизаций женщин в Красную Армию и Военно - Морской флот Особенно много было призвано в войсках ПВО. Так, в войсках Ленинградской армии Противовоздушной обороны было 9000 женщин. Ещё 17 000 состояло на службе в Местной противовоздушной обороне ( МПВО). В Особой Московской армии служили 20.000, а 40 000 женщин - бойцов было в МПВО. К концу войны в войсках ПВО служило 300. 000 женщин. В отдельных полках и дивизиях их насчитывалось от 80 до 100%. Только по комсомольским мобилизациям на службу в армию попало примерно 550 тысяч женщин, причём 70% служили в действующей армии.. Среди врачей самых разных категорий женщины составляли 41 - 43%, среди медицинских сестер - 100%

За годы войны было подготовлено 300 тысяч медицинских сестер и свыше 900.000 сандружинников и санинструкторов. В системе всеобуча Наркомата обороны СССР было подготовлено 222 000 женщин "бойцов - специалистов" : минометчиц, станковых и ручных пулеметчиц, автоматчиц, снайперов, связисток, специалистов дорожно - эксплуатационных служб. Ох, тяжело им приходилось. Кто служил в армии знает, как тяжко было таскать на себе ствол, станину пулемета "Максим" или плиту 82- мм. миномета. Рязанское пехотное училище только за 1943 год подготовило около 1400 женщин - командиров, которые командовали затем взводами, ротами, батальонами.

В 1942 году при Московском военном округе был сформирован отдельный женский запасной стрелковый полк, который готовил маршевое пополнение для фронта. Только за первый год своего существования он подготовил для фронта почти 5200 стрелков, минометчиков, пулеметчиков и т. п. В снайперских школах и на курсах, входивших во всеобуч, было обучено этому искусству почти 2500 женщин. А Центральная женская школа снайперской подготовки дала фронту 1061 снайпера и 407 инструкторов, которые "отстреляли" около 12 тысячи немцев, почти целую дивизию вермахта. Знаменитая Людмила Павлюченко одна сразила 309 немцев.!

Осенью 1941 года по инициативе знаменитой летчицы Марины Расковой началось формирование трех женских авиационных полков. 586-й истребительный нёс службу в системе ПВО Саратова, участвовал в Сталинградской битве и других сражениях, прошёл до Вены. Летчица Екатерина Зеленко совершила единственный в истории авиации "женский" воздушный таран. 587-й женский бомбардировочный полк получил звание гвардейского. После гибели Марины Расковой ему было присвоено её имя В конце мая 1942 года прибыл на Южный фронт в состав 4-й воздушной армии знаменитый 588-й полк "небесных тихоходов" под командованием Е. Д. Бершанской. На его вооружении были самолёты У-2, "переоборудованные для бомбометания". "Переоборудование поначалу заключалось, - сообщает Бешанов, - в наличии по бокам двух корзин, в которые укладывались минометные мины и гранаты, сбрасываемые вручную". Полк неоднократно награждался и тоже стал гвардейским.

Женщины были и механиками - водителями танков, командирами танков, многие закончили танковые училища, а Ирина Левченко сумела одолеть и военную Академию БТ и МВ.

Список женщин - танкистов весьма внушителен. Но, отмечает Бешанов, были и совсем экзотические девушки. В 38-ё армии воевала 18-лнтняя Дуся Сытник - командир сабельного эскадрона(!) 18 -го гвардейского кавалерийского полка, в 4 кавкорпусе - снайперский взвод (45 человек ) кубанских казачек. Колесова Елена командовала диверсионной группой специального назначения, а Екатерина Михайлова прошла через самые жестокие бои в составе штурмового батальона морской пехоты. 150 тысяч женщин было удостоено боевых наград, а 86 из них получили Героя СССР. К сожалению, 47 получили это звание посмертно. Перечень подвигов бесконечен. И низкий поклон россиянкам самых различных национальностей за их волю, героизм. Ни в одной другой стране мира подобного не было. Уж такая была система, поставившая слабый, прекрасный пол в один ряд с мужчинами. К этому добавим, что каждый седьмой комсомолец в армии был женского полу, а 186 тысяч членов партии в армии были слабого пола. Так что политработники в этой среде работали усиленно.

ПАРТБИЛЕТ В БОЮ УДВАИВАЕТ СИЛУ БОЙЦА…

Известно, что в Красной Армии было большое число политических работников, комиссаров. Думаю, что полностью отрицать роль этих людей будет несправедливо. В звене полк - рота они были вместе со всеми на поле боя. А доброе слово, если его скажет политработник, тоже не пропадало зря. И погибло этих комиссаров изрядно. Да и в плен немцы их не брали. Жидов, комиссаров и коммунистов расстреливали сразу после пленения. Вспомните комиссара Брестской крепости Ефима Фомина! Так что и политработники бывали разные. Конечно же, нельзя судить по ним из мемуаров высокопоставленных чиновников военного ведомства. Да и их винить нет смысла. Мемуары, обычно, писали не они. При Главном Политическом Управлении уже Советской Армии была создана специальная мемуарная группа, которая и писала эти произведения, побеседовав с авторами предварительно. В русле официальной идеологии их и готовили. Ни одни военные мемуары не могли быть изданы, минуя эту группу.

Не был исключением в этом отношении и Жуков. Именно по настоянию этих "жучков - короедов" и втиснули в книгу Жукова сценку о приезде маршала в поисках полковника Брежнева, чтобы согласовать с ним кое - какие вопросы вселенской стратегии. И получалось, что ребятки из Главпура сочиняли, а авторы подписывали не глядя, зная, что политической ошибки там не будет. А история их особенно не волновала. Вот так и появлялись сочинения, над которыми фронтовики похохатывали. И Бешанов приводит их в своей книге. Но судите сами. Вот видный политработник М. Х. Калашников, проведший на фронте всю войну и хлебнувший немало лиха писал : "Всем многообразием форм и методов партийно - политической работы мы стремились укрепить у солдат уверенность в том, что мы должны, мы можем выстоять…На ротных и батальонных митингах, в беседах и докладах…Частые выезды в войска , беседы с командирами соединений и начальниками политорганов, с комиссарами частей, с солдатами и офицерами занимали уйму времени. Для отдыха его почти не оставалось…

Что можно сказать по поводу таких рассуждений? Бесспорно, были беседы, были встречи и выезды в войска. Но митинги и доклады, групповые беседы - вряд ли могли быть в той страшной обстановке. Да и не нужно это было никому. Но это ещё куда ни шло. Другие примеры ещё более примитивны. Автор цитируемой работы приводит ещё один интересный факт из жизни образцовой 81-й морской стрелковой бригады. Там было аж сто агитаторов. Так вот, "политотдел бригады, военкомы и руководители партийных организаций регулярно инструктировали их по самым различным политическим и военным вопросам…помогали активистам готовить необходимые наглядные пособия (!?), рекомендовали темы для бесед, газетные и журнальные статьи для коллективных читок. В обстановке почти непрекращающихся боёв это было нелегко…Например, военком 3 - го батальона политрук Н, А. Дрепа ежедневно встречался с агитаторами непосредственно в отделениях, взводах, ротах…ставил перед ними практические задачи на день, а по вечерам, когда бои несколько стихали, обязательно проверял (!), как выполнены его задания. Опыт этого политработника политотдел обобщил в специальной листовке, которая принесла большую пользу другим политработникам. Агитаторы в часы затишья проводили громкие читки этих материалов прямо в окопах, траншеях, в землянках и блиндажах…."

Что сказать по поводу подобных "воспоминаний"? Солдаты и офицеры за газеты, если их приносили, конечно были благодарны. С бумагой была наряжёнка. Ведь без неё сварганить самокрутку не удастся. А все остальное - чистой воды вымысел. Если верить написанному, то была не война, а сплошная политинформация. Может ли фронтовик себе представить, что его окоп был украшен "наглядной агитацией", что ему готовили какие - то пособия, а в редкие часы отдыха вместо сна ему предлагают коллективную читку газеты. Да к тому же, личный состав роты через неделю - вторую практически обновлялся.. Куда уж там до агитаторов. Это в мирное время все можно было иммитировать для начальства. А во время войны при всем желании этого не сделать.

А вот перлы из другого сочинения. Начальник политотдела входит в кабинет к командующему армией для решения очень важной проблемы. "В седьмой гвардейской стрелковой дивизии, - докладывает Казьмин, - выдача партбилетов …задерживается…Но ведь все мы, Андрей Дмитриевич , знаем по опыту, что партбилет в бою удваивает силы бойца…" Вот так! Хоть стой, хоть падай! Естественно, правду о войне из подобных сочинений не узнать. Чтобы потвердить это приведем ещё один пример. Все слыхали о героической обороне "Дома Павлова" в Сталинграде "Так вот двухмесячная оборона знаменитого "дома Павлова", - отмечает Бешанов, - в интерпретации Калашниковых и окороковых выглядит следующим образом: "В подвальных помещениях дома, где находился командный пункт и отдыхал гарнизон, была оборудована также ленинская комната(!!!), снабжённая шашками, домино, художественной, политической и военной литературой. Сюда приходили политработники, проводили беседы и читки газет….Сам сержант Павлов, к сожалению, воспоминаний не оставил, а сразу после войны ушёл в монастырь…"

Трудно себе представить, как в условиях многодневной осады, голода и холода солдаты "оборудовали" ленинскую комнату. А вместо воды, еды и боеприпасов им приносили шахматы и шашки, а да ещё и "наглядные пособия! И все это под непрерывным огнём врага Солдатские мемуары значительно правдивей. Особенно вышедшие после отмены цензуры. Там больше говорится о вещах прозаических, быте солдат, о проблемах, которые нужно было решать для выживания в суровых условиях войны - борьба со вшами, питание, отдых, лечение и т. д. и т. п. И нигде о переживаниях по случаю невыдачи партбилета. Хотя в партию и вступали. И от этого тоже никуда не уйти. И награды с радостью получали. И это тоже понятно. Их ведь в большинстве своем давали за заслуги. А когда тебя ценят - это всегда приятно. Поэтому несомненный интерес представляет та часть книги Бешанова, в которой автор дает анализ полученным нашими военачальниками наград

ЛЮДИ ПОЛЯ БОЯ И СТРАТЕГИ МИРНОГО ВРЕМЕНИ.

Всем известно, что самым почетным званием в период советской власти было звание Героя Советского Союза. Оно было учреждено постановлением ЦИК СССР от 16 апреля 1934 года. В нём указывалось, что это звание присваивалось за личные или коллективные заслуги перед советским государством, связанные с совершением геройского подвига. Лицам, которым присваивалось звание Героя Советского Союза, одновременно вручалась высшая награда Союза ССР - орден Ленина и грамота Президиума Верховного Совета СССР.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 августа 1939 года в целях особого отличия граждан, удостоенных звания Героя Советского Союза, а также Героев, Советского Союза, совершающих новые героические подвиги, была учреждена особая медаль Золотая Звезда. Медалью Золотая Звезда награждались Герои Советского Союза, причем первая медаль вручалась одновременно с присвоением звания и вручением ордена Ленина. Вторая - без вручения этого ордена. Но при этом на родине дважды Героя сооружался бронзовый бюст. Предусматривалось награждение и третьей медалью Золотая Звезда. "И в ознаменование его героических подвигов сооружается бронзовый бюст с изображением награждаемого и соответствующей надписью, устанавливаемой на постаменте в виде колонны в Москве при Дворце Советов" Так говорилось в соответствующем документе. Четвертой Звезды вручать было вообще не положено.

Первыми Героями были 7 лётчиков, участвовавших в спасении челюскинцев. Вскоре к ним присоединились летчики - испытатели, и участники дальних перелётов М. М. Громов, В. П. Чкалов, Г. Ф. Байдуков, А. В. Беляков; первые женщины - летчицы - В. С. Гризодубова, П. Д. Осипенко, М. М. Раскова, Затем последовали подвиги на войне- Хасан, Испания, Халхин - Гол, Финляндия, за которую получил свою Звезду и Тимошенко. Основу первого потока героев Советской страны составляли люди, как правило, лётчики, танкисты, офицеры младшего и среднего звена, одним словом - люди поля боя.

В послевоенное время в СССР главными героями стали космонавты и генералитет", - отмечает Бешанов. Космонавты - это понятно. Сомнений нет. А вот генералы - тут нужно подумать.

К примеру, вторую звезду "за заслуги перед Родиной" в мирное время получили маршал Малиновский и маршал Москаленко. Подвигов они в этот период, естественно, не совершали. Но должности занимали высокие. Звания дали к юбилеям. Генерал Гречко во время войны геройского звания не удостоился. А вот в 1955 году он становится маршалом. И посыпались "звезды" с неба. В 1958 году первая, в 1973 - вторая. И стал он в мирное время дважды Героем Советского Союза.

Не заслужил Героя и генерал Ротмистров. Во время войны особенно не отличился. Но стоили ему стать главным маршалом бронетанковых войск - и Героем СССР он становится "автоматически".

О Ворошилове и Будённом говорили многое. И все знали, что в период Отечественной особых заслуг не имели и с должностей были сняты. А вот в мирное время маршал Ворошилов стал дважды Героем, а Будённый - трижды. И было ему в период последнего "подвига" 85 лет. Жуков был трижды Героем. Его лимит звезд был исчерпан. По закону. Но вот в 1956 году ему присваивают это звание в четвертый раз. Не удосужились ознакомиться с Законом.

В 1965 году вторую Звезду получил семидесятилетний Главный инспектор Минобороны маршал Тимошенко. Хотя никакого подвига не совершал И конечно апофеозом этого процесса стало вручение в мирное время четырех геройских Звезд и ордена Победы Леониду Ильичу Брежневу. И ведь не скажешь, что люди эти не воевали. Были у них заслуги. И на войне провели четыре года. Но тех наград оказалось мало.

А вот маршалы Конев, Крылов, Рокоссовский, Катуков, Якубовский, Чуйков, Кошевой свои две Звезды заработали во время войны. А в мирное новых не получили. И. видимо, не стремились. Знали им цену. Вот такая ситуация была с наградами. Получилось так, что получили их не люди поля боя, а стратеги мирного времени.

источник http://www.rusamny.com

Категория: У войны не женское лицо | Добавил: vladimir50
Просмотров: 2441 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 174
Друзья сайта
Статистика
Яндекс.Метрика Flag Counter
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0